May 21, 2014

GRIFFITH OBSERVATORY



Этот город лежит перед тобой как на ладони – простой и величественный. Ему не нужно ничего доказывать. Его аббревиатура говорит сама за себя. Он совсем не стар, но хранит множество историй и легенд. Он не устремляется в небо, а расстилается от гор до океана. С прямыми улицами, бегущими вдаль – до самого горизонта. Дальше, чем можно разглядеть. Огромный и никогда не затихающий. Он не мелочится. Здесь кипит жизнь. От самых низших до самых высших ее форм. Пусть в этот будний день улицы и пустынны. Хотя кто будет путешествовать тут пешком? В этой стране, где каждая домохозяка имеет водительские права, а машина отнюдь не является роскошью? Испепеленный жарким солнцем и на первый взгляд безмятежный. Кишащий мексиканскими иммигрантам и знаменитостями, туристами и бомжами на залитых солнцем улицах. Он так не похож на остальных, хотя по сути он абсолютно такой же. С его громкой музыкой и сумасшедшей молодежью, безудержными амбициями, небоскребами и грязными трущобами. Просто он воплощение исковерканного некогда понятия американской мечты, он навязанный культ, вероятно ответ на вопрос “как” и “где”, в равной степени обожаемый и презираемый. Но для него ничто это не имеет значения.